суббота, 24 октября 2015 г.

Продолжение книги 4 - Вовас

Вовас.

На следующий день явился к Денису в гости Вовас. Вовас это было нечто. Об этом стоит рассказать отдельно. Вовас (так его называет Денис), был сыном одного старшего по возрасту товарища из Питера, Анатолия. Воваса, конечно звали Владимиром. Но, внешне он походил на куклу мужского рода, продававшуюся в СССР в период перестройки. Там на коробке было написано Вовас. В общем, был у нашего друга товарищ по имени Анатолий. Человек этот был очень оригинален. Был он из поколения стиляг. Когда-то немного играл на саксофоне. Он никогда не работал ни токарем, ни шофером, ни строителем. Анатолий всегда работал или гардеробщиком, или завхозом, или вообще просто где-то кем-то числился. Работала всегда его жена Вера Ивановна. Или в кругу друзей просто Ивановна. А Вовас был их сыном. Работала Ивановна всегда в пирожковой «Минутка», что была когда-то на Невском проспекте, между улицей Большой Конюшенной (тогда Желябова) и Мойкой. В общем, еды в семействе Анатолия и Ивановны хватало всегда. А на выпить и одежку Анатолий умудрялся зарабатывать спекуляцией. Выпить Анатолий любил, и в общем умел. А вот Воваса он воспитывал в строгости и скромности. Занимался Вовас игрой на скрипке в музыкальной школе, обучался в английской школе. Алкоголь ему запрещалось даже нюхать, когда он был уже в старших классах школы. Ну, и к девочкам даже близко нельзя было подходить до 18 лет. Как исполнилось Вовасу 18 лет, пришло время думать об армии. Вернее, пришло время для Анатолия думать, как отмазать сына от армии. Вот и начал он опрашивать всех друзей и знакомых. И Дениса не забыл спросить. А у того, было несколько рассказов от знакомых, которые успешно провернули этот процесс. В общем был разработан план действий.

Первое – Вовас падает, ну просто ложится где-то на асфальт. Кто-то из друзей, но, якобы из случайных прохожих, вызывает скорою. Мол машина слегка сбила человека и скрылась. Номеров никто не запомнил. Жертва (Вовас) изображает симптомы сотрясения мозга, которые выучены по медицинским книгам. Ну, чуть позже в больнице, начинает выдавать симптомы шизофрении. А что? Ударился человек головой об асфальт. Тут всякое может начаться. В общем первый этап прошел вполне успешно. Вовас попал в сумасшедший дом, что и требовалось для начала. Был 1987 год. А вот далее начались небольшие трудности. Врачи в психушках тоже не совсем дураки. Ведь в вузах учились. Поместили Воваса в психушку на Обводном канале в Питере, ту что за Невской Лаврой находится. Лежит он там месяц, колют его каким-то дерьмом. Вокруг психи настоящие. Ну, взвыл наш Вовас на втором месяце беременности шизофренией. Ну могу, говорит, больше. Домой хочу. В армию пойду. Тут папа Анатолий начал объезжать друзей, и просить, чтобы те сходили с ним в психушку на свидание с сыном и вразумляли его. Ходил Денис, ходил и я, ваш покорный слуга. Сказали мы Вовасу, что да, здесь мол плохо. Даже ужасно плохо. Но в армии может быть еще хуже. Да, здесь нужно продержаться месяца три, а может и четыре. Но, армия, это 2 года. А в 1987 году еще был Афганистан. В общем, удалось вразумить парня. Он все стерпел, и получил свой заветный белый билет.

А была у Анатолия знакомая немка из Франкфурта. Попросил он ее сделать Вовасу приглашения для получения визы. И она сделала. А далее по плану папы Вовас сдался немецкой власти в политическое убежище. Был на дворе 1988 год. Сказал он добрым немецким дядям и тетям, что просто не хочет по идейным соображениям в Красной Армии большевикам служить. А человеку 18 лет. Возраст призывной. Про белый билет Вовас им не рассказал. Но, рассказал, что в психушке лежал, и справку показал. Без проблем и быстро получил статус политического беженца. Ну, и поселился он на юге Германии в славном городе Штутгарте. Закончил курсы немецкого языка. Поселило его доброе немецкое государство в социальную квартиру. Оплачивало квартиру и курсы немецкого, выдавало деньги на питание и одежду. В то время на жизнь выдавалось где-то 500 марок. То есть оплачивалась квартира и сверх этого в месяц выдавалось около 500 марок. Плюс два раза в год выдавалось около 1500 тысяч на одежду. Соответственно на зимнюю и летнюю. Неплохо, да? Когда в то время в СССР у некоторых пенсионеров была пенсия 30-40 руб. А Вовас еще по-черному на стройке подрабатывал. По россиянским понятиям на 1990 год он был просто богатеем.

И вот в конце мая 1990 года приехал Вовас к Денису в Карлсруэ. Когда Денис уезжал из Питера сдаваться, он взял у Анатолия адрес и телефон Воваса. Приехав в Карлсруэ, он позвонил Вовасу, и тот, как настоящий товарищ прикатил в лагерь на следующий день.

Комментариев нет:

Отправить комментарий