понедельник, 19 октября 2015 г.

Книга. Продолжение.

Как они тогда отличались эти два мира. Какой был контраст. Это как сравнивать мир черно-белого и цветного кино. Но даже восточный Берлин был лучше советского, большевистского мира. Там были вкусные сосиски и вкусное пиво. Сейчас патриот, работающий за станком на Уралвагонзаводе, закричит: как низко – сосиски и пиво. Кричать об этом будет лицемерная сволочь, которая за прибавку к зарплате маму и папу в КГБ сдаст. Ну, да ладно хрен с ними. Горбатых могила исправит. Так вот Западный Берлин, это был тогда другой мир. Переходишь границу, и вокруг тебя цветное кино. Кругом чисто все аккуратно, полно красивых магазинов и красиво одетых людей. Все вежливы. Никто не смотрит другому в глаза и на одежду. Многие наверно уже забыли, но в СССР люди бесстыдно пялились друг на друга. Даже в нынешней РФ этого уже нет. А тогда было. И одеты все были во все серо-черное, не сильно отличающееся от лагерной робы и ватника. В общем попадая в Западный Берлин, человек попадал из серых будней в мир красивого праздника.

Перешел Денис в Западный Берлин. Погулял там, поел вкусных сосисок с вкусным пиво. И пошел обратно в Восточный Берлин искать ночлег. Разница в ценах была огромной, а 3000 долларов в кармане вовсе не огромная сумма денег, чтобы позволить себе быть расточительным. И вот, вдруг оказалось, что все гостиницы в этом Восточном Берлине переполнены, абсолютно нигде нет мест. А спать где-то надо. И вот наш персонаж, взял такси и давай кататься по всем гостиницам. А их при социализме не так и много. И мест нигде нет. И что тут делать. И тогда таксист, молодой немец лет 25, предложил. Я, говорит, работаю в ночь, живу один в однокомнатной квартире, хочешь спи до 8 утра. Привез он Дениса к себе домой. А район и дома как в Питере. Хрущевки и девятиэтажки. Отличие одно – чисто, грязи нигде нет. Попросил парень паспорт дать ему в залог. Дал ему Денис паспорт, а сам слегка переживал. Ведь без него на Запад уже не уйдешь. Но, берлинский таксист оказался парнем честным. Приехал со смены, вернул паспорт получил деньки за ночлег. Пожали руки и простились. И поехал Денис на вокзал Лихнетберг Пашу с поезда встречать, чтобы не ждать его на Zoo в 10 часов утра. Пришел, дождался поезда. А проводник ему сообщает: «Паша отстал от поезда». Вышел в Варшаве и не вернулся к отправлению. Вот это да! Проводник отдал его чемодан и дорогу и редкую по тем временам видео камеру. Оттащил наш друг все это добро на вокзал в Западном Берлине и принялся ждать там Пашу каждый час на смене часа. В общем, Паша пришел в 16:00 по местному времени. Он случайно отстал от поезда. Вышел в Варшаве в город, поскольку поезд стоял там долго. Ну, и не успел вовремя вернуться. Потом пытался догнать поезд на такси. Не вышло. Сел в другой и приехал. За то время, что Денис Пашу ждал. Он научился искать жилье. Оказалось, что оно не дороже, чем в Восточном Берлине. Просто нужно уметь искать. Недалеко от вокзала в здании Европа-центра есть бюро, куда люди, желающие селить в своих домах туристов подают заявки. Ты туда приходишь, спрашиваешь, что и где есть. Потом берешь адрес. Хозяину звонят, что к нему едут постояльцы, и вопрос решен. Ночевали ребята в основном у бабушек в отдельно стоящих домах. В цену входил завтрак. Очень легкий завтрак: кофе, чай, булочки и сок. Обед у киоска: сосиски, жареная картошка, пиво. Все очень вкусно.

Визы у ребят были французские и итальянские. И решил Паша посмотреть Париж до того, как сдаваться. Денис остался ночевать в районе Темпельхоф у старушки немецкой на втором этаже под крышей. Поехали провожать Пашу на поезд. У него был билет до Парижа, купленный еще в Питере. Ну вот приехали. Вошли в поезд, а там воняет казармой, воняет ужасно. Едут переселенцы из Сибири и Казахстана. Люди пожилые, до мозга костей советские. Сами они ни в чем не виноваты, совок их довел. Но, в поезде воняло ужасно. А проводник международник ушлый и наглый. Говорит, плевать мне на твой билет, давай 50 рублей, или можешь марками немецкими. Но, проводник то один, да на чужой территории. А Паша парень крепкий. Служил в ВДВ. Взял он проводника за шкирку, и объяснил ему, что если он хочет сломанный нос поиметь, то может повторить речитатив про 50 рублей. Проводник обладал достаточной степенью мудрости, и про деньги тут же забыл. Паша уехал в Париж.

А Денис пошел на следующий день в посольство США, и начал проситься в Америку. Объяснять, что он ненавидит коммунизм, большевизм, советскую власть пришлось сначала тетке в окне. Благо он английский знал настолько хорошо, что иногда, когда был в ударе, то американцы не могли определить в нем русского. Спрашивали, не на основной территории США, ли он родился. В общем, после тетки пришел офицер по безопасности. Естественно сотрудник ЦРУ и в дружеском тоне начал допрашивать. Где служил, где работал, чем дышишь и все такое. В итоге, жутко извиняясь объяснил, что опоздал наш герой на целых 6 месяцев. Осенью 1989 года вышло постановление о том, что посольства и консульства не могут решать вопросы о политическом убежище. Доберись мол до Америки. Там мы еще даем. Но, потом все же дал адрес в районе Marienfelde, где можно сдаться немцам. Пожал руку и пожелал удачи. В итоге, сдался Денис немцам. Сдал им большевистский свой паспорт и поселили его в лагере для беженцев прямо в центре западного Берлина, не далеко от Кураюрстендамм в каком-то большом спортзале. Там была куча кроватей и железные шкафчики для вещей. Не было в этом спортзале ни одного русского, а было совсем чуть-чуть чехов и поляков, и целое море румын, югославов и албанцев, значительная честь из которых были цыгане из этих стран. Такого сборища животных Денис никогда не видел. Они днем ходили по магазинам воровать. А ночью не спали, а пили вино, слушали музыку по приемникам, орали, вопили, мешали спать тем, кто хотел спать. Все это надо было выдержать. Но, раз уж пошел, то идти надо до конца. Кроме того Германия свободная страна и можно задавать любые вопросы властям. Прожив там три дня, наш друг пошел в бюро по беженцам, которое его туда направило, и сказал, что там нет ни одного соотечественника, поэтому ему там не комфортно. Его тут же направили в лагерь в Мариенфельде на самой окраине западного Берлина. Лагерь этот состоял из новеньких жилых контейнеров. Таких в которых живут строительные рабочие. В каждом контейнере было 3 кровати. Попал Денис в компанию Васи-летчика и Саши-инженера. Вася был из Омска, а Саша из Минска. Люди приличные, ненавидящие большевизм, осознанно, как и Денис, попросившие политического убежища. Лагерь этот был маленьким раем по тем меркам советских людей. Там кормили 3 раза в день достаточно неплохо. Выдавали карманные деньги, по-немецки Taschengeld, из расчета 5 марок в день. Это было примерно 8 банок пива из магазина, или обед из сосисок и картошки фри с банкой пива у киоска. Это просто пояснение, чтобы было понятно, что такое были 5 марок. Рядом с лагерем была американская военная база. Был апрель-май 1990 года. А неподалеку за лагерем проходила граница с ГДР. Да тогда еще была ГДР. Была берлинская стена, но люди на ней уже не гибли, потому что граждане ГДР получили право переходить с западный Берлин на один день по своим паспортам. Были еще случаи, когда и они просили убежища на Западе. Но, русские перебежчики их не видели. Видимо для них была своя отдельная система приемки. Ходили русские беженцы гулять в сторону границы. Стояли тогда теплые летние вечера. И было людям приятно от ощущения свободы. От ощущения независимости от совка, от Горбачева, от его игр в перестройку. Неплохая была жизнь в этом лагере. Но, Паша Вишкин, вернувшись из Парижа, и глянув на лагерь, изменил свое решение. Человек решил бороться за денежные знаки. Он сказал Денису примерно следующее.

–Ты давай вживайся. А я буду накапливать стартовый капитал. И мы потом такой бизнес развернем, что никому и не снилось. –

Не развернули. Чуть более года спустя после этого разговора Паши погибнет под Питером в Парголово от пуль чекистских бандитов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий