понедельник, 28 ноября 2016 г.

Продолжение книги 22

Шло время. Шла торговля. Приближался кризис 1998 года. Приближался, приближался, и наконец наступил. Застал он нас в отпуске в Испании. Костя снимал небольшую виллу вблизи Пуэрто-Банус. Русские называли его Порт Ибанус. Они думали, что он на самом деле так называется. Русские любят искажать названия предметов и населенных пунктов, которые они слышат на незнакомых им языках. В общем, отдыхаем. Солнце, море, денег в карманах хватает. Прокатная машина стоит во дворе. На вилле свой бассейн. Можно и на море не ездить. По вечерам жарим мясо на решетке. Ходим иногда в ресторан поужинать. Рядом москвичи отдыхают. На соседней вилле англичане. В гости друг к другу ходим. Лето. И тут вдруг звонят клиенты. Рубль вниз полетел. Просто посыпался как сухой лист с деревьев. Рубль был 6 рублей за доллар. За одну неделю он упал до 18 рублей за доллар. Итогом падения было 28 рублей за доллар. Это был, насколько я помню август 1998 года. Печалька. У клиентов стоит на складах наш шоколад. А мы уже работали как цивилизованные люди. Без предоплаты. Предоплату делал один только человек: самый лучший клиент, Виталий Литвиненко. И денег его на тот момент на счету у Кости было более 500 тыс. долларов. А вот у московских клиентов стояло в реализации шоколада как раз примерно на ту же сумму. Разные ситуации. И тут началось бодание. Костя просил их все сбыть еще при курсе 16 руб. за доллар. Они сказали, что все должно качнуться обратно, они мол имеют инсайдерскую информацию. Дождались 28, а потом сливали все за копейки. В итоге, сказали Косте: «Ну, так вышло. Не виноваты мы. Вот продали все за 100 000 долларов. Сейчас тебе переведем.»

Другая история с Виталием. Он звонит и просит: «Верни мне, Костя все мои деньги, которые у тебя на счету назад. Сам видишь, что произошло. Продолжать закупки не могу». Костя, в ответ, врет Виталию, что он уже произвел шоколад на все эти деньги, что он купил какао-бобы и так далее. Препирались они где-то около недели. В результате, обманутый Виталий вынужден был принять шоколад на все оставшиеся деньги, и по старым ценам в марках. Долго же он потом реализовывал этот шоколад. На этом закончился успешный этап деятельности компании БОССНЕР.

Расходы компании доходили до 50 000 марок в месяц. Когда торговля остановилась, и не было перспектив ее возобновления Костя снял новый офис, и урезал всем зарплаты. Расходы сократились до 15 000 в месяц. Но, и это был минус. Мой заработок закончился. Я ушел на пособие по безработице, и Костя немного доплачивал мне за то, что я выполнял какие-то его маркетинговые задачи. Денег хватало только на то, чтобы сводить концы с концами. Ну, не накопил я. У него остался очень большой запас. С моей точки зрения просто огромный. Но, у него уже был построен дом в Испании, а это расходы. Плюс содержал убыточную фирму – тоже расходы. Незадолго перед кризисом он еще взял на работу графического дизайнера. Его звали Саша К, из русских немцев Сибири. Мало того, что он был виртуозом в работе с графическими программами, он был еще и художником. В 1998 году шла подготовка к большим свершениям. Но, кризис перечеркнул все планы. В доме моем жили со мной еще моя вторая жена, двое детей, собака и домработница. Все это было невозможно вытянуть на пособие и ту небольшую доплату, что платил Костя. И я ушел от него. Ушел в криминальную сферу. В контрабанду сигарет. Была тогда такая тема. Там была сверхприбыль, и там были сверх риски. Если из пяти, отправленных с товаром машин (фур), до покупателя доходила хотя бы одна, то убытка не было. Был бизнес по нулям. Мне предложил этот бизнес один немец. Довольно молодой немец. Мы гуляли в парке с собаками вместе. Он мне много раз предлагал привезти сигареты. Но, я же работал в успешной компании и мне это не было нужно совсем. Но, когда хорошо прожаренный петух стукнул своим крепким клювом в мою задницу, то я завертелся как уж на сковородке. Все хотят кушать, а детей оставлять голодными нехорошо.

Русский Берлин очень тесный мирок, несмотря на то, что город очень большой. На момент моего проживания в Берлине население города составляло 4,5 млн жителей. Это включало в себя всех после объединения. До объединения население Западного Берлина было 3,5 млн жителей, Восточного Берлина – 1 млн. Википедия указывает площадь берлина 891 км2, а Петербурга 1400 км2. Мне кажется, что Питер взят вместе с областью. Берлин не может быть посчитан с областью, так как нет такой области. Сразу за границами города начинаются другие федеральные земли, например, Бранденбург. Когда ездишь на машине по самому городу, то впечатление такой, что Берлин значительно крупнее Петербурга. Вероятно, это так и есть. Просто статистика по-разному считает площадь.

Так вот русский мир Берлина тесен. Я нашел поставщика сигарет для Матиаса (так звали немецкого заказчика). Им оказался мой старый знакомый из Риги. Назовем его здесь Артуром (имя изменено). Артур занимался в свое время импортом алкоголя в Питер. Через него и мы продали не мало фур с водкой и испанским вином «Сангрия», которое делалось в Германии. На момент, когда я его нашел, и обратился к нему со своим вопросом, он уже поставлял сигареты в Германию другому человеку. Но, потенциал еще был, и он согласился. У него была собственная лесопилка, деревообрабатывающий цех в Латгалии. Это область Латвии вблизи русской границы. Там он выпускал паллетную доску и брус. Но, это не было основным его бизнесом. Главным делом, была паковка и отправка сигарет. Это было целое искусство. Шло вечное соревнование между таможней и контрабандистами. В то время еще не было рентгеновских установок на каждом пропускном пункте немецкой таможни. Игра в кошки мышки была крайне интересной, увлекательной и опасной. Как я уже упоминал, прибыльность была огромной. Одна успешно доставленная клиенту фура, компенсировала потери от пяти фур, арестованных таможней. До определенного времени самой популярной формой тайника была паллетная доска. Это заготовки для изготовления паллет. Эти неширокие доски складывались в небольшой куб, примерно 1,2х1,2х1,2 м. Если все по-честному, то там только паллетная доска. А если по-другому, то доска с наружи, а внутри блоки сигарет. Естественно, как только немецкая таможня в первый раз обнаружила такую схему, так доверие к паллетной доске упало. Но, если какой-то товар идет большими потоками, не будешь же вскрывать каждую машину. А если и каждую, то не будешь же вскрывать каждый кубик. А в заднюю часть обычно ставились «здоровые» кубики. Но, Артур придумал новую схему, которая была еще неведома таможне. Это был толстый брус. Толстые и длинные полудоски полубревна. Брус фрезеровался и становился полым внутри. Торцы при этом оставались цельными. Внутрь каждой доски укладывались блоки сигарет и закрывались по бокам шпоном. Брус укладывался в пачки. По наружному периметру бачки были здоровые цельные доски, а дальше внутри с начинкой. Торцы были у всех досок цельными. Поэтому, чтобы найти товар, нужно было сгружать с машины погрузчиком пакеты с брусом и разбирать их. Доски лежали в пакетах плотно. Одна к одной. Вообще ничего не видно. Эта схема работала долго. Однажды, клиент стал вызывать меня на место разгрузки, уверяя, что товара нет, что там одни доски. Получив по телефону инструкции, он все нашел, и сказал, что это было гениально. Схема работала дольше, чем паллетная доска. Но, в итоге сгорела и она. Все тайное когда-то становится явным. И это от того, что люди говорят. Никто не может заставить людей молчать. Те же клиенты, немцы, наверное, хвастались в пивных, как они дурят таможню. Рабочие лесопилки, паковавшие товар, тоже не глухонемые. Так устроен мир. Людям зачем-то нужно хвастаться, или просто развлекать собеседников. Они рассказывают о вещах, о которых им бы следовало молчать. Но, они не могут жить иначе. Так устроен мир. Сколько мужчин и женщин портили себе семейную жизнь тем, что рассказывали, о каких-то отношениях с кем-то в таких местах и компаниях, где им казалось, никто не имел общих с ними знакомых. Увы. Ведь не даром мудрые сказали, что молчание – золото. Закончилась и наша с Артуром схема с толстым брусом. Да, еще хотел упомянуть о стандартной конспирации всех контрабандистов. На каждую партию закупались новые телефоны. Новые аппараты и новые сим-карты. Покупалось все в магазинах у поляков. Они ребята понятливые. Паспортов не спрашивали, и карты записывались на несуществующих людей. После получения груза покупателем телефоны вместе с сим-картами выбрасывались. Я свои обычно выбрасывал в водоемы. Естественно, что для такой оперативной связи покупались самые дешевые телефоны.

Когда в жизни закрывается одна дверь, то всегда открывается другая. Наш период работы с толстым брусом был в целом успешным. А за небольшим морским проливом была страна Англия. А там такие акцизы на алкоголь и сигареты, там такие цены на них в рознице, что прибыльность одной партии проданной в Англию была как минимум в два раза выше прибыльности одной партии поставленной в Германию. Но, там не было никаких знакомых получателей. И тут выяснилось, что у одного моего хорошего знакомого из Украины (назовем его Коля) был близкий родственник – американец. Это был выходец из СССР, богатый человек, у которого был собственный дом на острове Сант-Андреас в Карибском море. Человек этот на тот момент времени сидел в тюрьме в Лондоне. Назовем его мистер К. Пришлось съездить в Лондон, и навестить мистера К в тюрьме. Процедура это довольно простая. Один неприятный момент: сканируют ладонь целиком со всеми морщинками и трещинками. Полагаю, что затем отпечатки пальцев остаются в каких-то базах данных английской полиции. Но, когда хочется кушать, приходится рисковать. Мистер К оказался здоровенным мужиком под два метра ростом, и очень умным человеком с криминальным складом характера. Он познакомил меня с англо-африканцами. Наверно писать негры сегодня не политкорректно, хотя по-русски мы называем людей с черным цветом кожи словом «негр». Вообще то эти ребята были родом из Карибских островов: Ямайка, Тринидад и Тобаго, и т.д. Главного звали Дэниел, ему уже было 50 лет, но возраста заметно не было. У черных вообще до глубокой старости не видно реального возраста. Телохранителя мистера К звали Гарфилд, как кота из мультика. Гарфилду было 46, а я тогда думал, что ему лет 30-35. Когда его босс сидел, Гарфилд был без работы, и просто тусовался с остальными джамайканцами. Он был очень высокого мнения об уме и хитрости своего босса. Он рассказал мне, что мистер К жил в таком районе на Ямайке, где каждый день убивают по 18 человек, а его никто не разу не убил.

Черные парни согласились принимать сигареты, и бизнес начался. Отправка первой партии была очень важной, пришлось поехать на приемку. Схема была такая, что трейлер был с тайником: двойное дно было сделано очень искусно. Видимо в Латвии хватало людей с руками. Трейлер пришел с каким-то грузом, уже не помню с каким. С чем-то совсем банальным и не очень-то нужным. Это был просто предлог для загона трейлера в Англию. Черные парни доставили груз своим тягачом получателю и притащили трейлер на свою территорию. Там и происходила выемка товара. Я получил очень четкие инструкции насчет устройства тайника, и проблем с выемкой сигарет не было никаких. Но, тут наступила первая проблема. Эти веселые черные ребята из с карибских островов, никогда не продавали сигарет. Это была их первая проба. Мне было в лоб объявлено, что деньги я не получу, пока они их не продадут. Тут же они добавили, что боятся обмана мне не нужно, потому, что я пришел к ним от мистера К. А мне ничего не оставалось, как застрять в Лондоне на неделю, и ждать денег, в которых была моя доля, и доля продавца из Латвии. Ночевки в Лондонских пансионах и гостиницах не бесплатные, но, учитывая высокую рентабельность бизнеса оно того стоило. Через неделю я получил расчет. Все честно и точно, только много фунтов было мелкой купюрой. Сумма была крупная, более 100 тыс. английских фунтов. Но, на своей машине через паром в Дувр (Франция), вывез без проблем. А дальше пошло, ребята стали уже мгновенно продавать товар, за 1 день. Однажды они ошиблись, и недодали мне некую сумму. Я еще не успел добраться до дома в Берлине, как они сами позвонили, и сообщили об ошибке, сказав, что компенсируют со следующей партии. Не помню уже сколько прошло отправок. Заработали все хорошо. А потом где-то на границе Польши и Германии немецкие таможенники перевернули весь этот трейлер. Правда он шел пустым, но они нашли тайник. Мы сразу прекратили поставки. Запаса денег хватило на какой-то период жизни. Но, когда нет постоянного заработка деньги тратятся очень быстро. И они начали подходить к концу.

В этот момент выручил мой же рижский компаньон по этому бизнесу. Он познакомил меня с одним рижским олигархом (по местным масштабам того времени). У этого человека был налажен очень масштабный сигаретный бизнес с Англией. Ему нужно было вывозить оттуда наличные деньги. Договор был такой: я отвечаю за все головой, кроме случаев, если деньги будут конфискованы полицией. В этом случае был бы документ, и ноль претензий ко мне. Нужно было вывозить деньги самолетом. Привозили деньги всегда литовцы. Не знаю, почему, но всегда литовцы. Я прилетал в Лондон, селился в пансионате на Victoria Station. Всегда выбирал какой-нибудь пансионат именно там. Там было недорого, и был огромный выбор пансионатов. Не знаю, как сейчас, а тогда на рубеже тысячелетий там даже не спрашивали паспорт. Заполняешь бумажку, где пишешь имя и адрес, и все. Я всегда давал английские адреса из других городов, но писал там немецкие имена, так как легкий неопределяемый акцент все же присутствовал, я не решался называть себя чисто британскими именами. Все всегда проходило гладко. Я даже умудрился купить себе английскую сим-карту сети Orange, на чужое имя без предъявления паспорта. Чтобы координировать работу с Ригой, приходилось иногда звонить заказчику, для этого покупалась карта интернет-телефонии: отскребаешь код, и звонишь из телефонных автоматов. Трубка с местной симкой только для входящих звонков от тех, кто привозил деньги. Полная анонимность.

Лондон я не любил никогда. Это безумно шумный город, абсолютно переполненный людьми и автомобилями. Там суета не стихает вообще. Где-то с 2-3 часов ночи до 5 утра, некоторое затишье, и потом снова начинает кипеть жизнь. Если это можно назвать жизнью. Это суета сует. В Лондоне есть такие районы, где вы, проезжая на машине не увидите ни одного белого лица вообще. Они населены пакистанцами, индусами, черными людьми из карибского бассейна. Есть уродливые улицы-коридоры, состоящие из двухэтажных домов, стоящих вплотную друг к другу. Они могут быть прямыми, а могут изгибаться дугой под углом. На них нет зелени. Красивая старая архитектура только в центре города. А дальше унылое убожество. Возможно это мое субъективное мнение. Я никому не навязываю его. Париж красивее Лондона по архитектуре раз в 100. Но, и Париж стал ужасным. Он точно также переполнен людьми. Он такой же бешенный и бесноватый, как Лондон и современная Москва. Но, Париж можно увидеть сказочно красивым. Для этого нужно рано утром, часов в 7 утра в воскресенье отправиться гулять по старому Парижу. Вы увидите его сонным. Но, вы увидите его сказочным, во всей красе. Я представляю каким был Париж лет 150 назад. Но, то что происходит с ним сегодня, это ужасно. Всюду мусор, грязь, и толпы людей и машин. Нет, такие города не для меня. Вот Берлин, это совсем другое дело. В Берлине нет пробок. В нем много, очень много деревьев и парков. Он зеленый. И дух города совсем другой. В нем нет суеты. Да, там много людей и машин. Но, в городе чисто, люди передвигаются в нормальном темпе, а не в бешеном. В Берлине есть три района, которые мне не очень нравятся. Это Neuköln, Kreuzberg и Wedding. Ничего личного против турок, которые составляют национальное большинство в этих районах, но там грязно.

Кода я приезжал в Лондон за деньгами рижских контрабандистов, то всегда селился на Victoria Station. Из соображений безопасности селился сразу в двух пансионатах. Мне звонили на английский телефон. Затем курьеры привозили деньги в пансионат. Деньги никогда не пересчитывались. Это было просто невозможно. У английского фунта самая крупная банкнота была 20 фунтов. Возможно были и более крупные, но я их никогда не видел. Деньги были запаяны в полиэтилен пачками из разных купюр. Я складывал их в сумку, которую носят через плечо и затем брал как ручную кладь с собой в самолет. Получив деньги в одном пансионате, я ставил сумку в номере. Дождавшись ухода курьеров, переходил потом в другой пансионат, тщательно проверяя наличие слежки. Проживание было уже заранее оплачено. Утром всегда заказывал такси для поездки в аэропорт. Любопытный человек спросит, а как же рентгеновские аппараты в аэропорту? А я не знаю. Уложив пачки денег в сумку, я клал туда пару книг в бумажной обложке, косметичку с электробритвой. Все всегда проходило. Никаких вопросов ко мне не было. Однажды сумка весила так много, что пришлось сдать ее в багаж. Вот здесь я понервничал. Я позвонил заказчику из автомата в VIP зале. Я всегда летал бизнес-классом. Благо это покрывалось заказчиком, да и заработок позволял. Позвонил и сообщил, что деньги ушли в багаж. Он сообщил, что у него целый чемодан с деньгами однажды летел в багаже, и ничего все обошлось. Я выключил нервы до Берлина. Потом, когда ждал сумку с багажной ленты, пришлось немного понервничать. Долго она не выплывала из чрева багажного отделения. Но, все обошлось. Пришла ко мне моя сумочка с чужими денежками.

Поездки всегда были спонтанными. Звонил заказчик, и я вылетал. В Берлине я пользовался услугами одного бюро путешествий, которым пользовались большинство русских, живших тогда в Берлине. Мне всегда нужен был быстрый вылет обратно. Не болтаться же по Лондону с кучей чужих денег в сумке. Вопрос этот решался очень просто. Хозяин турбюро бронировал мне места на нескольких рейсах, и давал с собой наклейки, на которых можно было писать другие даты и рейсы, и наклеивать их поверх старых, пропечатанных в билете. Тогда, наклейки были довольно распространенной практикой. Мне нужно было лишь определится с рейсом, переклеиться, и сообщить ему, чтобы он снял бронь с не актуальных рейсов.

Когда прилетаешь в Лондон, то в какой бы аэропорт ты не прилетел, всегда стандартная процедура. С моим беженским паспортом мне не нужна была виза в Англию. Но, не будучи гражданином Евросоюза, нужно было проходить через те выходы, через которые проходят люди, которым нужна виза. Иммиграционный офицер всегда расспрашивает, с какой целью, и на какой срок ты прибыл в Лондон. Иногда просит показать билеты. И вот однажды произошел со мной такой казус. Прилетаю вечером, часов в семь-восемь. На обратном билете вылет на следующий день в утреннее время. В кармане, конечно, наклейки, но получается, что прибыл на ночь. Иммиграционный офицер на паспортном контроле – женщина. Спрашивает, зачем я приехал. А я возьми и с дуру ляпни: шоппинг. И здесь она мне спокойным голосом сообщает: «Я принимаю решения вас не впускать. Летите обратно в Берлин». На вопрос, почему, она сообщает: «Потому, что вы лжете мне. Какой шоппинг». Я ей тогда говорю: «Простите, я действительно вам солгал. Но, я просто не мог сказать вам правду, так как это не мой секрет». Тетка заинтересовалась, и спрашивает: «Ну, скажите правду. Зачем приехали в Лондон». Тогда я сообщил ей, что встречаюсь здесь на одну ночь с женщиной, которую безумно люблю. Что эта женщина, уже прилетела несколько часов назад, и ждет меня. Но ее имя я не скажу. Делайте, что хотите». И тут английская женщина растаяла, и говорит: «Не надо было врать. Я вас понимаю. Все мы люди.» И она впустила меня в Лондон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий