суббота, 2 января 2016 г.

Продолжение книги 15

И снова год 1994. Из интересных событий в нем была поездка летом в Турцию. Костя поехал со своей женой Леной и дочкой Катей. Я взял с собой свою дочку, Катю, которой было тогда 12 лет. Она приехала в Берлин, и мы все вместе отправились в Турцию. В Турцию россиянам не нужны были визы. Но, у меня был только внутренний советский паспорт, выданный мне в 16 лет. У Кости и его жены была такая же ситуация. У детей были немецкие детские паспорта: Kinderausweis. В наши синие паспорта турки визы ставить отказывались. Эти паспорта ассоциировались у них с курдами. А курды были для турок как красная тряпка для быка. Поехали мы с нашими синими паспортами неграждан, которые мы показали немцам на вылете, а в карманах советские, где ни одной буквы латиницей вообще. При наличии нормальных российских загранпаспортов турки взимали 10 долларов в аэропорту и ставили въездной штамп. Когда мы показали наши красные внутренние советские паспорта турку-пограничнику, он пришел в недоумение. Благо он что-то понимал по-немецки. Я объяснил ему, что мы в Германии гастарбайтеры (die Gastarbeiter). Что у Германии есть с Россией соглашение, и работающие в Германии русский живут по таким паспортам. Турок взял 10 долларов с каждого, поставил въездной штамп, и мы успешно заехали в наш «санаторий». Санаторий этот был в районе Кемера. Его только что отстроили австрийцы. Русских там не было вообще. Все было по высшему классу. По-моему, там было пять звезд. У нас не было «все включено». Мы ели завтрак, обед и ужин, но за алкоголь нужно было платить. Комплекс был окружен высоким забором с колючей проволокой. На въезде стояли охранники, вооруженные пистолетами, и плюс один с автоматом. Жилья рядом не было. Это был оазис на пустынном берегу, специально построенный для туристов. Моя дочка, Катя, порадовала меня тем, что перед этим научилась плавать. Это сыграло с нами злую шутку. У нас была экскурсия на кораблике, на шхуне к развалинам античного города. Шхуна бросила якорь в море, и туристов повезли на весельных лодках. А мы с Катей оценив расстояние решили вплавь. В соленой воде плавать легко, и мы без проблем доплыли до берега. А здесь нас ждал сюрприз. Там было метров 50 мели, которую нужно было пройти пешком. Оказалось, что все дно просто усеяно морскими ежами. Наступив на одного, я посадил Катю себе на спину, и начал медленно продвигаться, предварительно ощупывая дно ногой, перед каждым следующим шагом. А когда мы выбрались на берег, оказалось, что почва там каменистая, а камни острые, и мы никуда пойти не можем. Пришлось обратно, так же через ежей пройти до глубины, на которой можно плыть, и так и не увидев древнего города вернуться на шхуну. На шхуне мы познакомились с двумя русскими, которые были из пансиона, расположенного вблизи города Мармарис. У них было полное «все включено» и они пригласили нас к себе выпить. На следующий день мы заказали такси через администрацию нашего отеля, оставили детей на попечение Костиной жены, и отправились выпивать с русскими. Один был маленький и уже в возрасте, был он еврей, звали его Саша, и жил он на тот момент в Австрии. А вот другого звали Миша Маневич, и представил нам его Саша, как самого главного по недвижимости в Петербурге. Это позже я узнаю, кто был этот Миша. А тогда мы просто все напились крепко. Говорили о женщинах и водке, о жизни на Западе. Мы сказали, что торговцы, Миша сказал, что он заведует недвижимостью Питера. А вот Саша из Австрии, ничего толком о себе так и не сказал. Но, поговорить за выпивкой он умел, анекдоты рассказывал. На счет анекдотов Костя тоже был непревзойдённый мастер. А фамилию Маневич я потом вспомнил, когда пресса сообщила, о том, что он был застрелен снайперов в Петербурге.

Когда уезжали из Турции, на какой-то момент пропала из вида сумка, где лежали все паспорта. Она быстро нашлась. Но, был неприятный момент. Меня как-то пугала перспектива задержаться в Турции. Жара уже поднадоела. Когда вернулись в Берлин, там было 26-28 тепла. Это казалось приятной прохладой. Мы по глупости взяли 2 недели в Турции. А это слишком много для такой жарищи, какая там была. Хотя в отеле везде были кондиционеры, но тем не менее. Северный человек не создан терпеть жару.

Катю я отвез к ее маме под Штутгарт на машине, работа продолжилась. Нужно было расширять ассортимент. Вася с Лешей предложили лимонады в банках 0,33 л. Нужно было сделать под брендом BOSSNER. Опять же на выставке мы познакомились с англичанином по имени Тим Джелли (Tim Jelley). По обыкновению нашему сели в самолет и улетели в Лондон. Тим жил не в Лондоне, а в графстве Лестер (Leicestershire). Встретил он нас в Хитроу в Лондоне на своей машине, и повез к себе. Остановились мы в небольшом пансионе. Было лето, было тепло. Сельская Англия просто завораживала. Когда мы вечером ехали на машине с Тимом по полям и лесам, а по обе стороны дороги или стояла рожь стеной или лес, то мне казалось, что вот-вот я увижу дракона, пролетающего в небе. Мне казалось, что где-то в глубине лесов живут эльфы и гномы, и сказочные принцессы. Еда Англии оказалась намного хуже, чем еда в Германии. Вернее, не буду говорить за всю еду. Но, английские сосиски чистая дрянь по сравнению с немецкими.

После двух дней в Лестере у Тима мы отправились куда-то на север Англии, уже не помню куда. И вот здесь я узнал, что бывает такой английский язык, который и вовсе не английский язык. Во время наших переговоров с директором завода о выпуски лимонадов с маркой БОССНЕР разговаривали мы так. Когда говорил я, директор завода сразу отвечал. А вот его ответ Тим сначала переводил на нормальный English, а потом я уже переводил Косте на русский. В результате мы сделали лимонады с под своим брендом. Не помню, чему был равен залог за выпуск банок, но обо всем договорились и товар пошел. И вот на этом то товаре и вскрылся обман, который совершал Костя по отношению к Васе и Леше. Однажды англичане забыли вытащить оригинальный свой инвойс нам, и он благополучно прибыл в Петербург с пакетом остальных документов.

Василий и Алексей, поняли, что Костя обманывал их всегда и во всем. Судя по их реакции, они все же вели себя честно. Возмущены были ребята очень сильно. Было объявлено Косте, что сотрудничество прекращается. А у него в Питере больше не было таких крупных оптовиков. Стали спорить, кому принадлежит торговая марка. Костя, хитрый и запатентовал ее в Европе и России. Оказалось, что Вася с Лешей и отсудить ее не смогут. На момент этого раздора у них было 1 миллион 700 тысяч Костиных денег. То есть это был товарный кредит. Им отпускался товар, а они потом по мере продаж рассчитывались. Думал Костя, что они у него на крючке. Но все оказалось совсем иначе. Возникли разногласия по поводу суммы долга. Разногласия всплыли ближе к концу расчета. Там начался и еще один спор. ООО «Редокто» начали выходить напрямую на поставщиков. Всплыл факт, что они закупили две машины шоколада с фабрики Виссоль. Костя был возмущен. Вы еще не рассчитались со мной. Значит вы на мои деньги пытаетесь торговать. В ответ он получил расчет, по которому долг был уже закрыт. Он им свой расчет. А они ему свой. И вот здесь случилась преинтереснейшая история был уже наверно 1995 или даже 1996 год. Костя нанял каких-то непрофессионалов для прослушки телефона Алексея. Ему стали приходить кассеты с записью Лешиных разговоров с домашнего телефона. Ничего того, что он желал там услышать он не получил. Но, по прошествии какого-то времени. Костя вдруг заметил, что по утрам один и тот же человек стоит у дверей его подъезда. Затем он идет за ним по дороге в офис. Офис был в 300 метрах от его дома. Иногда этот человек шел за его женой какое-то время. Далее ничего не происходила. Но, Костя забеспокоился. Еще через некоторое время ему звонит нанятый им человек из Питера. Тот, который писал телефонные разговоры Леши. Звонит и сообщает, что был задержан ФСБ, что был на допросе в Большом доме на Литейном 4. Сообщает, что ему там показывали фотографии разных людей, и пытались узнать, знает ли что-то он о заказе на убийство Константина Л. Якобы на Костю был сделан заказ на убийство. В голове великого бизнесмена тут же всплыл человек, который регулярно появлялся у его подъезда. Позеленел бизнесмен от страха, и в тот же день улетел в Цюрих, бросив жену и ребенка без защиты, доехал до Вадуца. Все это вместе со мной. В Вадуце он составил письмо, которое я перевел на немецкий язык. В этом письме он сообщал, что прощает все долги всем своим кредиторам. Документ был юридически заверен, и разослан адвокатской конторой во все адреса, которые указал Костя. Вот так вот Вася и Леша помогли списать долги и другим людям, которых они даже и не знали.

Комментариев нет:

Отправить комментарий