пятница, 11 декабря 2015 г.

Продолжение книги 14

Вася и Люсик.

В 1994 году появились в нашей жизни Вася и Леша. Вася Зогородний и Леша Большаков. Леша быстро стал Люсиком. Его жена как-то ответила по телефону: «А Люсика нет дома». Ну, вот и стал он Люсиком. Люсик в свое время за бизнес отсидел три года на советской химии. Он работал продавцом в винном отделе советского гастронома. По ночам они с товарищем переклеивали этикетки на бутылках, создавая таким образом прибавочную стоимость себе в карман. За это большевики выписали ему три года.

Ребята они были хорошие. Будучи нашими покупателями шоколада, они предложили новую идею: создать свою торговую марку. Смысл таков: мы создаем свой бренд, регистрируем торговую марку. Затем заказываем в типографии свои этикетки под шоколад, предварительно согласовав с фабрикой-производителем, размер и все остальные требования. Далее тираж (минимальный тираж был полмиллиона штук). Завозится на фабрику. Фабрика пакует шоколад в наши этикетки. И мы имитируем производителя. Это уже наш шоколад. Таким образом на рынке появляется новый бренд, который купить можно только у нас. Все это предложили делать Вася и Люсик. Еще они предложили открыть друг другу наши торговые наценки. То есть мы, немецкая фирма ASF Grosshandel GmbH, показываем им за сколько мы купили шоколад. Они, питерская фирма ООО «Редокто», показывают нам, за сколько они по концовке его реализовали, и мы делим пополам прибыль. Идея очень плохая. Идея – идиотская. Так в бизнесе не делают. Но, Костя тут же согласился, потому, что с самого начала собирался их обманывать. Так он и сделал. Возможности проверить у них не было. Точно так же как возможности проверить их честность не было у нас. Идея потому и была идиотской. Позднее выяснится, что они по-видимому были честнее Кости. Ну и пошло-поехало.

Под такой проект нужен был счет в офшорной зоне. Выбрали Лихтенштейн, благо недалеко от Германии. Поехали открывать счет. Просто сели в машину и поехали. А что еще нужно было делать? Приехали в замечательный, маленький и красивый город Вадуц (Vaduz), столицу Лихтенштейна. Население Вадуца – 10 000 жителей. Город расположен так, что с одной стороны равнина, по которой проходит автобан, а с другой крутой склон горы. На склоне горы расположен замок князя Лихтенштейна. Когда князь в замке, то над ним поднят флаг страны. Когда князя нет на месте, флаг спущен.

Пришли в банк. Банк был Verwaltungs- und Privatbank. Заходим. Счет у вас хотим открыть. Тут добрый банкиры и говорят: «Просто взять и открыть нельзя. Дают нам визитку с адресом. Мол пойдите туда. Там вам все объяснят и помогут. А мы потом откроем». Приходим туда, куда послали. А послали нас в фирму ATU, где нас принял господин Кристофф Л. Оказалось, что нужно зарегистрировать фирму в Лихтенштейне, содержание которой будет обходится в 20 000 марок в год. А затем открывается счет в банке уже на фирму. Вот так это работает. Мы остались там ночевать. Пока наш опекун, господин Кристофф Л, готовил открытие фирмы, мы попивали вкусное пиво, заедая его вкусным мясом. На следующий день явились. Все бы нормально, да вот название для фирмы нужно. Мы как-то об этом не подумали. И тут Костя говорит мне: «Давай, роди название прямо сейчас, за 5 минут. И чтобы оно не звучало на русский манер.» Думал я меньше минуты и выдал:” BOSSNER”. Так родилась в Лихтенштейне фирма “BOSSNER TRADING ESTABLISHMENT”. Не скрываю ее подлинного названия, потому, что мне все равно повредит это Косте сегодня или нет. Мне это безразлично. Здесь нужно рассказать, кто такой Босснер, и почему я назвал это слово. Босснер – это Саша Спульник из Петербурга. Он был в юности очень толстым, и его друзья звали его Босс. Но, при этом он был очень смешным, добрым и комичным. Слово «босс» как-то не вязалось с его имиджем. И я как-то сказал: «Да какой он на фиг босс». Тогда его друзья сказали, ну он же толстый, похож на босса. Я посоветовал им звать его Босснером. И это так привязалось, что вскоре все вообще забыли его имя. Почему я останавливаюсь на этом? Потому, что, в будущем Костя украдет это имя, и будет всем врать, что его бабушку так звали. И даже присвоит себе баронский титул с этим именем. Об этом позже.

Затем мы пришли в банк еще раз, уже с фирмой, и открыли там счет для фирмы и частный счет для Кости. Процедура открытия счетов была предельно простой и очень короткой. Деньги мы привезли в дипломате наличные, около миллиона марок. Нас пригласили в комнату для переговоров. Пришли два работника банка. Оба очень пожилые и очень солидные на вид мужчины. Первый вопрос: «Это ваши собственные деньги?». Ответ: «Да». Второй вопрос: «Скажите, эти деньги не нажиты с помощью торговли наркотиками, оружием, или убийств людей». Ответ: «Нет». Их реакция: «Мы вам верим». Все счета открыты. Как все просто и красиво. Где-то через полгода после этого мы везли в дипломате миллион долларов в Лихтенштейн, чтобы положить в банк. Граница между Германией и Швейцарией проходит по Бодензее и по городу Констанц. Часть города – Германия, другая часть Швейцария. Граница есть только на карте. Никакой физической границы нет вообще. Ехали мы ночью на большом черном Костином мерседесе. Нас остановили швейцарские полицейские. Их было двое. Попросили открыть багажник. Мы открыли. Увидев дипломат, они спросили, что там находится. Мы честно ответили, что деньги. Они спросили сколько. Снова получили честный ответ. Попросили открыть. Мы открыли. Далее они сказали: «Извините за беспокойство. Будьте осторожны в пути». Вы представляете, что бы с нами сделали россиянские менты за 1 миллион долларов?

Еще хочу рассказать о сотрудничестве с Жаком Бетбезом из славного французского города Гавра (Le Havre). Вообще-то Жак – коренной парижанин, но на тот момент был директором завода фирмы SLAUR CHAUVET SA CAPITAL в Гавре. Познакомились мы с ним на продовольственной выставке в Кёльне. Потом я звонил ему из Берлина, и мы договорились, что купим у него первые пять двадцатифутовых контейнеров водки. Деньги привезем наличными в чемодане, как всегда в то время. Был где-то февраль 1994 года. Никакого Шенгена тогда не было. Гражданам Германии не нужна была виза во Францию. А тем, кто не граждане была нужна. На границе машины проверяли выборочно, мы об этом знали. Выезжать нужно было срочно. Поехали без виз. У Кости и у меня были немецкие паспорта не граждан. В качестве водителя поехал Вова, Костин одноклассник и друг из Питера. Незадолго то границы за руль сел я, поскольку из всех один я говорил по-немецки. Попросил всех молчать, если мне придется разговаривать. Случилось так, что, когда я опускал стекло машины по просьбе пограничника, Вова все же что-то спросил по-русски, и нас услышали. Двое французских жандармов в таких же шапках как у всех жандармов из французских фильмов, заставили нас проехать к специальному месту. Вывели нас из машины в какую-то будку, и начали нам объяснять, что у нас нет виз. За это, они мол сейчас нас развернут обратно, и поставят нам соответствующие штампы в паспорта, и нам потом еще и визы давать не будет. Оказалось, что нахальный и находчивый Костя изучал в школе французский язык. И тут вдруг он открывает рот, и говорит на простеньком ломанном французском: «Месье, дело в том, что у нас есть визы. Вы плохо смотрели». Жандармы начинают интенсивно перелистывать наши паспорта заново: «Нет, у вас нет виз». Тогда Костя просит дать паспорта ему в руки, я мол сейчас покажу. В каждый паспорт он вложил по купюре достоинством в 1000 франков. И вернул паспорта жандармам. Я чуть не провалился под землю от удивления, когда они забрали деньги, и вернули паспорта со словами: «Да, месье, мы видим, что у вас есть визы». А куда вы едете? Мы показали им факсовую переписку с Жаком. Они говорят: «А водку вы обратно в этой машине повезете?». Машина была БМВ735, почти новая. Мы говорим, что вы водка в пяти контейнерах пойдет морем. В конце они сказали, что если еще поедете так за водкой, то пожалуйста, мы пропустим. Можете нам еще икры захватить?

Когда в Гавре мы рассказали об этом Жаку, он не поверил. Сказал, что французские жандармы взяток не берут. Мы показали ему свои паспорта, где не было никаких штампов о пересечении границы. Похоже он так до конца нам и не поверил. Вот такая была свобода в Европе тогда. Но, представить, чтобы подобным образом поступили немцы я до сих пор не могу. На обратном пути из Франции немцы нас не проверяли вообще.

С Жаком мы еще несколько лет сотрудничали. Почти до самого кризиса 1998 года, когда торговля с РФ в одночасье прекратилась. То есть прекратилась дикая торговля за наличку. В 1998 году торговля остановилась. Потом, когда она снова восстановится, торговать будут уже большие монополии. Эра свободной торговли завершилась в 1998 году.



А та поездка была мне еще памятна тем, что после Гавра мы с Костей и Вовой поехали в Париж, и остановились в новеньком, недавно построенном Диснейленде, который под Парижем. Эта была маленькая сказка. Я до этого не видел ничего подобного. Аттракционы казались просто чудом. Сама атмосфера, обстановка диснеевского парка, кафешки, бары, рестораны. Это все было просто нечто. В Костину БМВ (он еще тогда не купил черный мерседес), въехал сзади француз на какой-то маленькой машине. У БМВ только бампер задний слегка помялся. А вот машина француза: капот весь сморщился, вытекла охлаждающая жидкость, колеся вывернулись. Нам было его искренне жаль. Я спросил его, все ли у него в порядке. На что он ответил: «Пожалуйста, извините меня месье, я очень устал после работы, и не был достаточно внимателен». У нас не было претензий к нему. По его просьбе мы дождались полицию, которая приехала быстро. Он написал, что он виноват. И мы разъехались. После этой поездки, Костя купил свой черный мерседес, и отдал мне БМВ735 в счет уже заработанных мною денег. Эта была одна из моих самых любимых машин. Очень хорошо она ездила.

Комментариев нет:

Отправить комментарий