четверг, 20 октября 2016 г.

Продолжение книги 20

Где-то в 1996 году Косте стало известно, что на белом свете есть страна Испания, а в ней есть провинция Андалузия, а в Андалузии есть городок с названием Bahia de Marbella. По-русски Байа де Марбейа. А там есть земля, которую можно купить, и которая растет в цене. Два каких-то благородных дворянина, то ли голландцы, то ли англичане, купили там недвижимость, и туда потянулись богатые из Европы и из арабских стран. В общем, к дворянам потянулись нувориши. Узнал все это Костя от Александра Х, который узнал об этом раньше. Ну и поехали выбирать участки. В итоге было куплено три участка. Купили их Костя, Саша Х и некто Сидорович. Сидорович — это не отчество, а фамилия. Сидорович покупал у нас исключительно водку, был он изобретателен и изворотлив. Запомнился один довольно интересный случай с ним. Даже несколько. У него было ООО «Роза Ветров», которое было зарегистрировано в Петербурге по адресу, где на самом деле находился детский сад. А на эту Розу Ветров ушло за определенный период времени не малое количество контейнеров с водкой. Однажды мне нужно было, чтобы отправитель правильно оформил документы. Я ему заранее все послал по факсу, кроме одного, названия фирмы-получателя груза. Игорь, сказал, что потом отдельно сообщит. Ну, и сообщил: «Роза Ветров». Я звоню на фабрику, а там немец, свободно говорящий по-русски. Он мне говорит, что не надо слать факс, просто мол скажи название, а я вобью. Понял он меня быстро, даже повторять не пришлось. Только в документах оказалось «Роза Петров».

Это так вступление. В какой-то момент мы стали по требованию Игоря писать в отгрузочных документах на контейнеры с водкой, что это кексы. Ну, кексы так кексы. До определенного времени эти кексы проходили сквозь русскую таможню как нож сквозь масло. Естественно по серым или черным схемам. А как-то раз звонит мне Игорь и сообщает, что крыша в порту докладывает ему, что кто-то из таможни (видимо не был в схеме), пронюхал, что в одном контейнере с кексами, вовсе не кексы, а водка. И вот бравые таможенники стали следить за этим контейнером. По их замыслам они должны были хлопнуть его на выезде из порта. Тут хитрый Сидорович и спрашивает: «А можно сделать контейнер-двойник?». Я уточняю: «В каком смысле двойник?» Оказалось, что нужно сделать так, чтобы в тот же порт в Питер пришел контейнер с точно такими же номерами. А номера у каждого контейнера уникальные. Я позвонил в Гамбург Георгу, нашему транспортнику, который возил наш товар аж с конца 1993 года. Георг удивил меня. Да, говорит, сделаю. Плевать мне на русскую таможню, мне с ними кофе не пить. Взял и сделал. И ушел в Питер контейнер-дублер с кексами вместо водки и с тем же номером контейнера. Георг наклеил нужные номера. Его подкупленные люди в порту поставили на место того, что был с водкой. Ровненько на то же место, а тот утащили подальше. Игорь сразу же вывез контейнер с водкой. А потом стал вывозить контейнер с кексами. И тут на него (на контейнер) набросились бравые таможенники с важным видом. Вскрыли – а там кексы. Видимо потом они сообразили, как их обвели вокруг пальца. Через месяц-два позвонил Георг, и рассказал, что к нему приходили местные гамбургские таможенники. К ним пришел все же запрос с российской таможни. Не знаю, что им говорил Георг, но мне он сказал, что проблем с этим нет никаких. Что он сказал то, что нужно, и история завершена.

И так в Испании в Байа де Марбейя были куплены три участка. А на них ведь надо строить дома. Случайно, через Георга из Гамбурга выяснилось, что уже более 10 лет некий немец по имени Mathias Trümper, строит там дома для немецких клиентов. Ах какая удача. И вот здесь Костя вызвался быть прорабом для всех троих. Так бесплатно, за здорово живешь, от доброты сердечной. На самом деле он с помощью меня, как переводчика провел переговоры с Матиасом, и договорился о следующем. Его дом должен быть построен бесплатно, за счет тех других домов. Как не странно, Трюмпер пошел на это. Сейчас уже не помню, шла речь о работе и материалах вместе, или о каком-то компоненте в отдельности. В итоге Константин построил свой дом почти на халяву. Каких-то денег он ему обошелся, но довольно большую долю он практически украл у своих друзей. Просто бизнес, ничего личного.

На тот момент они как-то и не заметили того, что их дома обошлись им, мягко говоря, как-то дороговато. Но, Александр Иванович Х, все же заметил, и начал свое расследование. Он нанял испанских аудиторов и адвокатов, которые выяснили, что он как минимум заплатил около 1,5 млн долларов лишних денег. Собрался Александр подавать в суд уже. Но, произошел очень неприятный случай. Его сбила машина, прямо у его дома поздно вечером. Сбила при довольно странных обстоятельствах.

Рассказ самого пострадавшего, Александра Х:

Я с женой приехал к дому. Время было около 11 вечера. Темно очень. Освещения улицы еще не было установлено, поскольку еще шли работы на некоторых участках. Жена вышла из правой двери, и направилась к дому. Я вышел из водительской двери. Вдруг резко включаются фары какой-то машины, она стартует с визгом резины, и уже летит в меня. Я успел отпрянуть в сторону машины, дальше потерял сознание.

У человека были переломы бедер и таза, разбита голова. Он лежал в больнице несколько месяцев. Потом ходил с костылями. Потом ходил с палкой еще более двух лет. За рулем той другой машины оказался какой-то турист из бывшей Югославии. Когда он сбил Александра, то сразу остановился и вызвал полицию. Объяснил все темнотой. Ему ничего не было. Все было сделано грамотно. Только расчет, скорее всего был таков, что Александр умрет. Но, ему повезло выжил. Не знаю, чем закончились их тяжбы с Константином. Давно не общаемся ни с тем, ни с другим.

А торговля продолжалась. Схема работы была уже отработана. Была она такая: В Лихтенштейне фирма BOSSNER TRADING ESTABLISHMENT, где единственный акционер Костя Л. В Берлине фирма ASF Grosshandel GmbH, где единственный владелец – Елена Яшина, жена Кости. В Питере открыли фирму ООО «Верба», где владельцем был какой-то подставной человек. Заказчиком всех отгрузок является лихтенштейнский БОССНЕР. Он порциями переводит деньги на фабрики сам. Еще он переводит деньги в АСФ в качестве вознаграждения за организацию отправок товаров в РФ. Именно с этих комиссионных и живет АСФ. Из них выплачиваются зарплаты всем сотрудникам, которых всего четыре человека. Кроме этого БОССНЕР поручает АСФ проводить рекламные компании в России, для продуктов с этим брендом. Эти деньги АСФ переводит на Вербу, которая через РФ возвращает их на БОССНЕР. Прибыли берлинской фирмы хватает только на то, чтобы заплатить зарплаты сотрудникам. Налоги минимальные. А в Лихтенштейне налоги около 1% с прибыли. Все хорошо. Всем хорошо. Однажды человек, который вел фирму в Лихтенштейне приезжал в Берлин с визитом. Мы пошли обедать вместе. За обедом я задал ему вопрос: «Если немецкая прокуратура пришлет вам запрос с требованием раскрыть, кто владелец фирмы БОССНЕР, что вы ответите?» Он пояснил, что если поводом запроса будет подозрение о сокрытии налогов, то они пошлют немецкую прокуратуру далеко. Тогда я спросил, что будет, если основанием для запроса будет подозрение в контрабанде сигарет или алкоголя. На это мне был задан встречный вопрос: «Являются ли алкоголь и табак нелегальными веществами? Можно ли их свободно купить в магазинах?» Я ответил, что да, их можно свободно продавать и покупать в торговых сетях. Тогда адвокат сказал: «Вот видите. Это легальный товар. Речь идет только о его незаконном перемещении. То есть о неуплате налогов. Значит это налоговое преступление. А значит мы пошлем немецкую прокуратуру подальше». Далее я спросил, что же нужно, какие основания нужны, чтобы вы раскрыли информацию о владельцах. Он ответил: «Убийство, торговля наркотиками или оружием. Все». Вот таким вот крепким орешком был для немецкой полиции в то время Лихтенштейн. Не знаю, как сейчас. Далек от всего этого.

Мы ездили на все продуктовые крупные выставки. В основном ездили в Кёльн. Там весной всегда проходила ISM (Internationale Süsswaren Messe). Это выставка кондитерских изделий. А осенью бывала общая продуктовая выставка Anuga. Мы всегда заказывали место, стенд и выставлялись. На этом настаивал Костя, и в этом он был прав. Выезд на выставку — это всегда было событие. Под это дело из Питера всегда приезжал Вова, который был нашим водителем на это время и незаменимым помощником. Мы грузились в большой Костин черный мерседес и ехали 600 км из Берлина до Кёльна. Часть образцов везли с собой. Часть для нас захватывали наши поставщики. Стенд для нас собирали сотрудники выставочного комплекса, а мы оформляли его уже сами, своими плакатами и продуктами. Костя имел обыкновение всегда выписывать себе на выставку девушку из Киева. Почему оттуда? У него был какой-то знакомый в Берлине, который был совладельцем модельного агентства в Киеве. Костя его просил, а он выполнял его просьбу. Девушки сами приезжали в Кёльн, оплачивал их дорогу, естественно, Костя. Его тщеславие иногда доходило до смешного. Я понимал, что он тащит туда девушек не столько для физического удовольствия, сколько для того, чтобы демонстрировать их и свой образ жизни окружающим. Они должны были не столько нравится ему самому, сколько окружающим. Однажды был такой случай, что на выставке были москвичи, наши клиенты, мы жили в одной гостинице, и каждый вечер вместе ужинали и пили пиво. И народ как-то уже начал втихомолку посмеивается над хвастовством и бахвальством Кости. К сожалению жертвой этого заговора, в котором участвовал и я, стала милая, ничего не подозревающая девушка. Костя по своему обыкновению у всех спрашивал, ну как вам моя девушка. А мы между собой сговорились, и все ему твердили, что девушка в этот раз ну просто никакая, что он в ней нашел? Это делалось нарочно, чтобы досадить ему. А он взял тут же отправил ее на поезде в Киев, правда денег, конечно заплатил, но тем не менее. Мне было жаль девушку. Из всех его юных пэтэушниц, она была самая приличная, и обладала неплохим чувством юмора. У него никогда не было девушек не то что из высшего общества, но даже из среднего класса. Самой приличной женщиной его жизни была его жена, Лена. А ему так хотелось достижений во всех возможных сферах жизни. Жаль человека. А, впрочем, что его жалеть, он не инвалид и не нищий.

(продолжение следует)

Комментариев нет:

Отправить комментарий